Казино стримерша Мисс Фортуна Miss Fortuna

Выводы

Эта модель слота богата на разные варианты выигрышных функций и имеет очень приятную графику. Вам понравится в него играть, а если вы в этом сомневаетесь, запустите демонстрационный режим игры, чтобы проверить ее бесплатно.

Двое в соломенных шляпах

Выйдя из бара, Бонд энергично направился по бульвару к своему отелю. Он был голоден.

День все же был замечательный, хотя стало намного жарче, но платаны, рассаженные в двадцати ярдах друг от друга, давали прохладу и тень.

Люди расхаживали по аллеям, а по другую сторону бульвара, под деревом, тихонько стояли двое, зыркая по сторонам.

Бонд засек их, когда до них было ярдов сто, и примерно столько же оставалось до расфранченного входа в отель «Сплендид».

Один их вид уже настораживал. Оба небольшого роста и, как отметил Бонд, одеты в похожие, совсем не подходящие для палящего солнца, темные костюмы. Было в них нечто от варьетешных актеров, ждущих рейсового автобуса до театра. У каждого на голове сидело по соломенной шляпе с широченной (видимо, как дань общей атмосфере праздника) черной лентой, и поля, совмещенные с тенью деревьев, полностью скрывали их лица. Контрастируя с общим видом, на каждой из этих темных коренастых фигурок было ляпнуто по светлому пятну: у обоих с плеча свисало по квадратной коробке для кинокамеры.

Одна была ярко-красная, другая — синяя.

Пока Бонд рассматривал все эти детали, до них осталось не более пятидесяти ярдов. Он раздумывал о дальнобойности разных видов оружия и о возможности укрытия, когда и разыгралась эта жуткая, невероятная сцена.

Красный парень вроде как коротко кивнул Синему. Быстрым движением Синий сорвал с плеча свою коробку. Потом (Бонд не смог увидеть деталей, ибо в это мгновение между ними, скрывая все, вклинился ствол платана) наклонился вперед и стал вертеть коробку в руках. Затем ослепительная вспышка белого света и ужасающий удар взрыва слились воедино, и Бонда швырнуло на тротуар, и, несмотря на то что он находился за стволом дерева, волной горячего воздуха ему вдавило щеки и живот вовнутрь с такой легкостью, будто они были бумажными. Он лежал, глядя на солнышко, пока воздух (хотя, быть может, это ему только казалось) все еще гудел от взрыва, будто кто-то саданул по басовому регистру пианино кувалдой.

Затем в полубессознательном состоянии, оглушенный, он приподнялся на одно колено, и тогда омерзительный дождь из обрывков плоти и кусочков пропитанной кровью одежды вместе с обломками ветвей и песком обрушился на него. Затем закружились хворостинки и листочки. Казалось, со всех сторон доносится резкое звяканье падающих стекол. Над всей картинкой в небе расплывался черный гриб дыма; он рос, расползался, пока Бонд несколько ошалело наблюдал за ним. А еще запах — омерзительный запах концентрированной взрывчатки, горящего дерева и почему-то — да-да — жареной баранины. На пятьдесят ярдов по бульвару все деревья были обуглены и стояли без листьев. На противоположной стороне два платана обломились у самого основания и теперь пьяно валялись посреди дороги. Между ними все еще дымился кратер. От обоих молодцов в соломенных шляпах не осталось практически ничего. На дороге, на стволах деревьев, на тротуаре виднелись какие-то красные следы, а высоко в ветвях поблескивали в лучах солнца лохмотья. Бонда затошнило.

Мэтис обнаружил его обнимающим дерево, которое спасло ему жизнь.

Бонд был в некотором отупении, но без видимых повреждений, а потому позволил Мэтису отвести его в «Сплендид», из которого высыпала перепуганная, галдящая толпа постояльцев и слуг. В то время как перезвон колокольчиков возвещал о прибытии «скорых» и пожарников, им удалось протолкнуться сквозь толчею и по короткой лестнице добраться до бондовских апартаментов.

Мэтис тут же запустил радио на полную мощность, и пока Бонд стаскивал с себя пропитанную кровью одежду, засыпал его вопросами.

Когда они добрались до описания этих двух деятелей, Мэтис сорвал телефонную трубку возле кровати.

— … и передайте им, — рявкнул он напоследок, — передайте полиции, что англичанин с Ямайки, которого тряхануло взрывом, — мой клиент. С ним все в порядке, и беспокоить его не стоит. Я сам им все объясню через полчаса. Пусть заявят прессе, что произошла небольшая вендетта между двумя болгарскими коммунистами и что один укокошил другого бомбой. О третьем можно ничего не сообщать, но его во что бы то ни стало нужно захватить. Он наверняка рванет в Париж. Блокируйте все дороги. Ясно? Всего.

Мэтис обернулся к Бонду и дослушал его рассказ до конца.

— Дерьмово, но, похоже, тебе повезло, — выразился он, когда Бонд закончил говорить. — Разумеется, бомбочка предназначалась для тебя. Но, видать, была какая-то неисправность. По идее, они должны были бросить ее и отпрыгнуть за дерево. Но все случилось раньше. Ладненько. Расследуем. — Он помолчал. — Но дельце любопытное, что и говорить. Эти люди принимают тебя всерьез. — Мэтис выглядел чуть ли не оскорбленным. — Но каким же образом эти чертовы болгары хотели улизнуть? И в чем смысл красной и синей коробок? Надо постараться найти остатки красной.

Мэтис кусал ногти. Он был возбужден, глаза его сверкали. Дело принимало устрашающий, драматический оборот, и он увяз в нем по уши. Теперь уже и речи быть не могло, чтобы просто держать бондовский пиджак, пока тот будет сражаться с Ле Шифром в Казино. Мэтис вскочил на ноги.

— Давай сейчас закажи чего-нибудь выпить, перекусить, а потом отдыхай, — приказал он Бонду. — А я тем временем быстренько разнюхаю, что к чему, пока полиция не затоптала дорожку своими грязными черными сапогами.

Он выключил радио и страстно взмахнул рукой на прощание. Хлопнула дверь, и в комнате воцарилась тишина. Бонд немного посидел у окна и порадовался тому, что он все еще живой.

Позже, когда он приканчивал свой первый виски со льдом и созерцал тарелку с гусиным паштетом и холодного лангуста, которого ему только что подали, зазвонил телефон.

— Это мадемуазель Линд.

Голос был низкий и встревоженный.

— С вами все в порядке?

— Я очень рада. Пожалуйста, берегите себя. Она повесила трубку.

Бонд пожал плечами, взял нож и выбрал горячий тост потолще.

Внезапно подумал: двое уже мертвы, но один остался. Ничего себе начало.

Он погрузил нож в стакан очень горячей воды, стоящей возле кастрюльки страсбургского фарфора, и напомнил себе дать официанту двойные чаевые за эту специфическую обслугу.

Добавить комментарий на “Казино стримерша Мисс Фортуна Miss Fortuna”

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *